Маргулис Ушер Яковлевич

Маргулис Ушер Яковлевич (слева)
Маргулис Ушер Яковлевич (слева)

Дата рождения: 1920 г.

Место рождения: г. Староконстантинов, Волынская губ. (ныне Хмельницкая обл., Украина).

Национальность: еврей.

Дата и место призыва: июнь 1941 г., г. Москва.

Профессия (до и/или после войны): в 1941 г. окончил физический факультет Московского государственного университета. С 1946 года — младший научный сотрудник в Институте биофизики Минздрава СССР, в 1964−1989 годах — заведующий лабораторией, в 1990−2000 годах — ведущий научный сотрудник. Жил в Москве. Профессор, заслуженный деятель науки РСФСР.
Принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, был экспертом Комитета по экологии Верховного Совета РСФСР, с 1993 года — Государственной Думы. С 1992 года — член Высшего экологического совета России. Автор более 300 научных работ

Воинское подразделение, должность, звание (на момент освобождения лагеря): литературный сотрудник (секретарь редакции) газеты «За нашу победу» 183 Харьковской стрелковой дивизии 38 армии, капитан.

Наградные листы: да.

Дата и место смерти: умер в 2010 г.

 

Источники информации

Дополнительные сведения

Участвовал в Великой Отечественной войне с июля 1941 г. на Западном, Калининском, Воронежском, Степном и 1-м Украинском фронтах.

Воспоминания об Аушвице

Другим зловещим местом массового истребления людей, с которым пришлось познакомиться в период освобождения Польши, стал лагерь смерти Освенцим – гигантская «фабрика» по уничтожению людей, оборудованная газовыми камерами и печами-крематориями. Начальник политотдела направил туда в сопровождении группы разведчиков инструктора отдела и корреспондентов газеты – Савина и меня – для сбора объективной информации. Нам было приказано постараться попасть в лагерь в первых рядах наступающих частей, расспросить уцелевших узников и заснять увиденное на фотопленку.

В лагерь мы вошли с передовой разведгруппой. На железнодорожных путях стояло несколько пустых товарных вагонов, в которых доставляли сюда со всей Европы заключенных. Черными остовами торчали взорванные фашистами при бегстве газовые камеры и печи. Во дворе жалась друг к другу группа изможденных людей в полосатой тюремной одежде. Поговорить с ними не удалось, они оказались французами. Мы направились к длиннющему кирпичному двухэтажному строению барачного типа, видимо служившему складом. То, что увидели, потрясало воображение. Одно из помещений было забито детской одеждой: пальтишки, брючки, курточки – некоторые с пятнами крови; в другом – ящики, заполненные золотыми коронками и золотыми зубными протезами; в третьем – горы состриженных женских волос. В одной из комнат хранились изящные женские сумочки, бумажники, кошельки, абажуры, умело сработанные из… человеческой кожи. Мы потеряли дар речи. Нас буквально мутило от ужаса и боли при мысли о мучениках, прошедших этот ад.

Конечно, все эти мрачные впечатления, помимо официальных политдонесений командованию, были отражены в наших корреспонденциях, опубликованных на страницах дивизионной газеты.

Награды

Орден Красной звезды (1944 г.), две медали «За боевые заслуги» (1942 г., 1944 г.).

Документы

  • Фотография.