Освобождение узников концлагеря Аушвиц советскими солдатами

Концентрационный лагерь Аушвиц в польском городе Освенцим был освобожден в ходе наступательной Висло-Одерской операции, проведенной 12 января – 3 февраля 1945 года, а конкретно – ее Сандомирско-Силезской составляющей. Освобождение лагеря связано с корректировкой первоначального замысла боевых действий после освобождения Кракова войсками 1-го Украинского фронта, в полосе наступления которого он находился.

Вот как об этом вспоминал сам командующий фронтом И.С. Конев: «Было принято решение: глубоко обходить Силезский промышленный район танковыми соединениями, а затем во взаимодействии с общевойсковыми армиями, наступающими на Силезию с севера, востока и юга, заставить гитлеровцев под угрозой окружения выйти в открытое поле и там разгромить их. 20 января 3-я гвардейская танковая армия Рыбалко получила от командования фронта задачу изменить направление своего наступления… с севера на юг вдоль реки Одер. 21-я армия генерал-полковника Д.Н. Гусева, усиленная 31-м танковым корпусом генерала В.Е. Григорьева и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом генерала В.К. Баранова, должна была наносить удары на Беутен (Бытом), охватывая Силезский промышленный район с севера и северо-запада; 59-я армия И.Т. Коровникова, усиленная 4-м гвардейским танковым корпусом П.П.Полубоярова, должна была продолжать наступление на Катовице; 60-я армия П.А. Курочкина – нанести удар вдоль Вислы, охватывая Силезский промышленный район с юга».

Данная расстановка сил и позволила южной группировке войск 1-го Украинского фронта освободить район Освенцим. 59-я армия в составе 1-го Украинского фронта находилась с января 1945 года. Она состояла из 43-го стрелкового корпуса (далее ск), 115-го стрелкового корпуса и 245-й стрелковой дивизии (далее сд) – в резерве. Позднее армии был придан 4-й гвардейский танковый корпус. 60-я армия вошла в состав 1-го Украинского фронта в октябре 1944 года. С осени 1944 г. ее состав практически не изменялся и включал три стрелковых корпуса – 15-й, 28-й, 106-й (всего 7 дивизий).

Рассекреченные архивные документы фондов 1-го Украинского фронта, в т.ч. Оперативного и Политического управления штаба фронта показали, что Аушвиц I, Аушвиц II и Аушвиц III освободили части 60-й армии. Наступали в районе данных лагерей 106-й и 28-й стрелковые корпуса. 106-м стрелковым корпусом командовал генерал П.Ф. Ильиных, 28-м стрелковым корпусом – генерал-майор М.И. Озименко. Наступление 59-й армии в направлении Явожно, Сосновец, Бендзин, Домброва-Гурнича, Челядзь, Катовице оттягивало на себя значительные силы вермахта. Именно её 4-й танковый корпус в ночь на 21 января своими передовыми отрядами, обходя опорные пункты врага, вышел к реке Пшемша, захватил мосты в районах Бжезинки и Елены, оказался в тылу у гитлеровцев, а части 286-й стрелковой дивизии ее 115-го стрелкового корпуса 23 января после упорных уличных боев освободили города Щаков и Явожно. Тем более, что в Явожно находился один из крупных филиалов концлагеря Аушвиц.

Из комплекса боевых донесений, оперативных сводок и отчетных карт к ним, и некоторых других документов следует, что в состав 106-го стрелкового корпуса в ходе Висло-Одерской операции входили две дивизии – 100-я стрелковая дивизия генерал-майора Ф.М. Красавина и 148-я стрелковая дивизия полковника М.И. Гольцова.

Хроника освобождения лагеря прослеживается на основе оперативных сводок и боевых донесений – штабов 60-й армии, 28-го и 106-го стрелковых корпусов. Оперативные сводки в штаб фронта представлялись штабом армии в 23.00 или 23.30. Они составлялись на основе оперативных сводок от штабов корпусов, которые представлялись по состоянию на 20.00 (иногда на 19.00) и 22.00. В боевых донесениях докладывался ход боевых действий по состоянию на 7.30, 12.00, 19.30. По содержанию оба вида документов повторяют друг друга, но более развернутая информация о событиях и потерях с обеих сторон содержалась в оперативных сводках, которые подводили итоги боев за сутки.

Проследим за ходом боевых действий 25-27 января 1945 года. 25 января 1945 года стояла ясная погода с легким морозом в 6-8 градусов, 26 января она сменилась на полную облачность с сильным снегопадом, такой же она была и 27 января. Наступление частей 60-й армии было отнюдь не стремительным – войска за сутки смогли продвинуться только на 6-12 км. Сопротивление противника было достаточно сильным, с потерями с обеих сторон. Но именно в этот день части армии вышли на реку Пшемша – государственную границу с Германией, при этом на подступах к Освенциму действовал 106-й ск. Его 100-я сд форсировала Вислу в районе Менткув, а 148-я сд вышла на северо-восточный берег Вислы и заняла ряд населенных пунктов, в т.ч. Жарки. 322-я сд 28-го корпуса вела бои по южному берегу Вислы, также заняв несколько населенных пунктов от Смолице до Спытковице. До Освенцима оставалось более 20 км, и еще практически никто из наступающих войск не знал о концлагере Аушвиц.

Тяжелые бои продолжались и в течение следующего дня. Войска 60-й армии продвинулись до 6 км, правым флангом форсировав р. Пшемшу. 106-й ск ее форсировал в районе Горзуф – Борек и в числе других населенных пунктов овладел населенным пунктом Моновиц. Его 100-я сд, продолжая бои, к ночи вышла на северо-восточную окраину Освенцима. 15-й ск овладел м. Гросс-Хельм и Копцевице, при этом его 107-я сд овладела м. Клейн-Хельм и продолжала наступление на Нейберун. Именно в результате освобождения Моновица войсками 60-й армии были получены первые сведения о комплексе лагерей Аушвица. Здесь при крупнейшем производственном комплексе немецкого концерна И.Г. Фарбениндустри находился концлагерь Аушвиц II.

Бой продолжался и ночью с 26 на 27 января. В боевом донесении от 27 января на 7.30 утра сообщается, что в центре фронта 100-я сд в районе Освенцима вела бои с пехотой и бронетранспортерами противника. И в течение ночи противник вел методический артиллерийский огонь, в т.ч. из Бжезинки.

И, наконец, боевое донесение 60-й армии по состоянию на 12.30 27 января сообщает, что 100-я сд во взаимодействии с одним полком 322-й сд 28-го корпуса овладела г. Освенцим. А в 19.30 этого же дня сообщалось, что 100-я сд ведет бой уже за Бжезинку, и 28-й ск частями 322-й сд овладел рубежом Бараки – Райско.

Подводя итоги боев за 27 января, оперсводка на 23.00 отмечает, что войска армии продвинулись на 4-10 км, освободили 30 населенных пунктов, в т.ч. Освенцим и Имилин. Овладела городом Освенцим 100-я сд, взаимодействуя с частями 322-й сд, и продолжая наступление, с боями заняла Бабице, Бжезинку. 322-я сд форсировала р. Солу, что протекает в Освенциме, и на ее западном берегу овладела Бараки и Райско.

Бжезинка упоминается и в оперативной сводке штаба 60-й армии за 28 января, при этом докладывается, что 100-я дивизия, овладев Бжезинкой, в течение дня вела бои с противником в системе озер Бжезинка на рубеже Едлин – Герменже.

Таким образом, 100-я сд 60-й армии 1-го Украинского фронта 26 января освободила Моновиц и во взаимодействии с 322-й – 27 января соответственно до 12.30 и до 23.00 – Освенцим и Бжезинку.

Не был напрямую задействован в освобождении основных лагерей Аушвица 15-й стрелковый корпус генерал-майора П.В. Тертышного, и боевые действия его 107-й сд полковника В.Я. Петренко, 336-й сд полковника Л.В. Гринвальд-Мухо и 9-й пластунской казачьей дивизии генерал-майора П.И. Метальникова могут рассматриваться только как содействующие.

Это подтверждают воспоминания командира 107-й сд: «Впервые об этом концлагере я, командир 107-й стрелковой дивизии, узнал по телефону ночью 26 января, когда руководил боем за Нейберун. Мне позвонил командир 106-го стрелкового корпуса генерал П.Ф. Ильиных и сообщил, что 100-я и 322-я дивизии, ведя бой за Моновицы и Зарац, установили, что это объекты большого гитлеровского концлагеря, центр которого находится в Освенциме. Комкор поставил передо мной задачу: не только как можно быстрее взять Нейберун, но и сделать все, чтобы не допустить отхода противника к Освенциму. После взятия Нейберуна моей и соседней 14-й стрелковым дивизиям надлежало продолжать энергичное наступление вдоль левого берега Вислы, угрожая с тыла освенцимскому гарнизону противника… 28 января и наша дивизия готовилась переправиться через Вислу. До Освенцима, который находился на другом берегу, было примерно полтора километра. Мне позвонил генерал Ф.М.Красавин, командир 100-й дивизии, которая накануне взяла Освенцим, и попросил приехать. В тот день, когда я приехал в Освенцим, там насчитали семь с половиной тысяч человек. Немцы оставили только немощных. Остальных угнали. Некоторые из тех, кто мог ходить, сбежали от мучителей, когда наша армия подошла к лагерю. Теперь на его территорию были переправлены санитарные части 100-й, 322-й и моей 107-й дивизии. Эти же дивизии организовали питание: в Освенциме появились походные кухни. Шел мелкий снег и тут же таял. Помню, я ходил в расстегнутом полушубке. Темнело, и наши солдаты, отыскав какой-то аппарат, включили освещение. К нам подходили изможденные узники в полосатой одежде, что-то говорили на разных языках. Это были живые скелеты. В Освенциме мне показали барак для женщин. На полу кровь, испражнения, трупы, ужасный запах разлагающихся тел. Вынести больше пяти минут там не мог даже я, повидавший многое фронтовик. Побывал я и в помещении, где отравляли газом.

Вход в крематорий был рядом. Потом я увидел детей со вздутыми от голода животами, блуждающими глазами, руками как плети, тоненькими ножками.Головы огромные, а всё остальное как бы не человеческое, будто пришито. Ребятишки молчали, только показывали вытатуированные на ручках номера. Они пытались утереть глаза, но те оставались сухими: слез уже не было. За всю войну я не испытал большего потрясения…».

В.Я. Петренко был не единственным, кто, как и он из соседних воинских частей, побывал в освобожденном лагере. По-видимому, это касается и частей 9-й пластунской дивизии, хотя в информации о ней в интернете имеются сведения об освобождении ею Освенцимского лагеря. 25-28 января 1945 г. дивизия в составе 15-го ск наступала севернее, ее соседом слева была 107-я сд. По приведенным ниже картам, в том числе с данными населенными пунктами, можно проследить более северное направление наступления дивизии. Даже частичное оперативное использование ее техники в боях за Освенцим, скорее всего, решалось бы именно на уровне штаба армии, т.к. наступал непосредственно на Освенцим другой – 106-й ск. Хотя на войне возможны исключения, и участие в освобождении лагеря, например, нескольких танков дивизии также исключать нельзя.

 

Карта боевых действий 106-го стрелкового корпуса 16 января – 1 февраля 1945 года.
Карта боевых действий 106-го стрелкового корпуса 16 января – 1 февраля 1945 года.

 

Согласно отчетной «Карте» 106-го стрелкового корпуса о боевых действиях 16 января – 1 февраля 1945 года Освенцим и Бжезинку освобождал 472-й стрелковый полк (далее сп) 100-й дивизии. Более того, у Бжезинки имеется отметка, свидетельствующая о том, что она была взята 27 января 1945 года в 22.00. 24 января корпус силами 100-й и 148-й дивизий перешел в наступление в общем направлении на Громец. Противник оказал сильное сопротивление огнем пулеметов, артиллерийско-минометных батарей и шестиствольных минометов. 100-я сд силами 454-го полка с 13.00 перешла в наступление на Менткув, которое было задержано. В ожесточенном бою погиб 41 человек, ранено 185. Бои продолжались и ночью. 25 января дивизия овладела Менткув Малымй Менткув, Громец, ее 472-й полк форсировал Вислу и к 21.00 овладел Жеки.

26 января 106-й стрелковый корпус, наступая в общем направлении на Бабице, Едлин, форсировал р. Пшемшу и к 21.00 вел бои на достаточно широком фронте за овладение Забрцегом, Нейберуном, Освенцимом. Потери корпуса за 25 и 26 января составили 127 человек убитыми и 201 человек ранеными.

27 января 106-й корпус силами 100-й дивизии освободил Освенцим, Бабице, Бжезинку и к 22.00 уже вел бой на рубеже: Нейберун – Забрцег – Хропунь – Пилявы.

К 22.00 части 100-й сд вышли на следующие рубежи: 454-й сп в 1,5км западнее Бабице, 472-й – в одном километре западнее Бжезинки, 460-й – западнее окраины Бабице. Потери дивизии за 26-27 января – убитых 67 человек, раненых 119. Потери других дивизий не указаны.

 

Карта боевых порядков 60-й армии 24-31 января 1945 года.
Карта боевых порядков 60-й армии 24-31 января 1945 года.

 

Документы 106-го стрелкового корпуса показывают продвижение войск вперед без передышки, ожесточенность боев и днем и ночью, и их значительные потери.

«Карта» боевых порядков 60-й армии, где отображено участие в боях частей 28-го стрелкового корпуса 24-31 января 1945 года, свидетельствует, что 1085-й стрелковый полк его 322-й сд был задействован при освобождении Моновиц. Более того, именно Моновиц стал месторасположением штаба данной дивизии. Судя по «Карте», данный полк участвовал и в боях за Освенцим, а 1087-й сп дивизии освобождал Бжезинку.

Боевые донесения и оперативные сводки 28-го ск за 26 января уточняют, что к 19.00 1087-й стрелковый полк 322-й сд вел бой на рубеже Моновиц и наступал на Освенцим, а ее 1085-й сп – западнее и юго-западнее Поремба-Вельки, Кшизовки, а одним стрелковым батальоном также наступал на Освенцим.

Командир корпуса генерал-майор М.И. Озимин тогда же принял решение в ночь с 26 на 27 января овладеть Освенцимом и Старе Ставы, захватить плацдарм на западном берегу р. Солу – Бараки, Райско. Однако ночное наступление не было успешным. С утра оно было возобновлено, и в 10.00 части 322-й сд освободили Освенцим, а к 19.00 вели бои на рубеже Бараки. Отмечается, что «в районе Освенцим и Моновиц нашими частями освобождены из немецкого лагеря свыше 3000 рабочих, вывезенных немцами на подневольные работы из бывших под немецкой оккупацией советских областей и военнопленных союзных войск».

Упоминания о Бжезинке в боевом донесении нет. Вероятно, лагерь Биркенау был освобожден позднее указанного в нем времени. Но то, что дивизия принимала участие в освобождении Бжезинки и лагеря смерти, следует из донесения и оперсводки корпуса за 28 января, где уточняется количество освобожденных и доводится до 8000 человек. Без сведений из лагеря Биркенау такого количества узников не могло быть. 25 января 1085-й стрелковый полк наступает на Моновиц. 26 января бой за Моновиц с 16.00 продолжает вести 1087-й полк. По-видимому, 1085-й полк, не останавливаясь, наступал на Освенцим, как и 472-й полк 100-й дивизии.

Противник оказывал упорное сопротивление 27 января в Освенциме и на западном берегу Солы. 1087-й полк во взаимодействии с 1085-м сп на рассвете сломил сопротивление в восточной части Освенцима и в 10.30 вышел на восточный берег Солы, форсировал ее и к 15.00 овладел северной частью Бараки.

1085-й сп к 7.00 захватил ледяную переправу западнее южной окраины Освенцима и к 17.00 он уже занял южную часть Бараки. Потери частей дивизии за 26 января составили 27 убитых, раненых – 98 человек; за 27 января – соответственно 21 и 78.

В донесении изложено решение командира дивизии о продолжении наступления 1085-го сп, прикрываясь с правого фланга от станции Бжезинка. То есть, она еще на данный момент не была освобождена. Подтверждается участие в освобождении города Освенцима и лагеря в нем в боевом донесении от 27 января за подписью командира 1085-го полка полковника Тимофеева и его начальника штаба гвардии майора Шарапова, где имеется запись об освобождении из немецкого плена до 10000 человек и указание на то, что командный пункт полка находится в центре города Освенцим у костела.

Таким образом, бои за Моновиц велись 25-26 января частями 472-го полка 100-й дивизии и 1085-го и 1087-го полков 322-й сд и освобожден он ими был к вечеру 26 января. Все три полка вели бои и в Освенциме, освобождение которого произошло в первой половине дня 27 января 1945 года. Но 1087-й полк, по- видимому, был не задействован в боях в городе и имел задачу пройти его, не задерживаясь, и форсировать Солу.

Что касается лагеря Биркенау, он был освобожден 472-м полком 100-й стрелковой дивизии и 1087-м полком 322-й стрелковой дивизии к 22.00 27 января 1945 года.

 

Первая страница Акта о чудовищных зверствах в концентрационном лагере Аушвиц.27 января 1945 г.
Первая страница Акта о чудовищных зверствах в концентрационном лагере Аушвиц.27 января 1945 г.

 

Так происходило освобождение концлагеря Аушвиц. Большинство воинов Красной армии, освобождавших Моновиц, Освенцим и Бжезинку и расположенные в них концлагеря, подробности о том, что они освободили, узнали гораздо позднее. Они, не задерживаясь, продолжали наступление. Уточнить общее количество погибших в боях за район Освенцима пока не представилось возможным. В документах потери указываются не всегда, зачастую встречается запись «потери уточняются».

Первый Акт обследования освобожденных лагерей был составлен уже 27 января майором И.П. Челядиным, капитаном Ф.П. Томовым, ст. сержантом Г.П. Россоловым, ефрейтором А.Г. Василенко и бывшими узниками-врачами – С.Ю. Штейнбергом, Я.А. Гордоном, А.Я. Вольма, С.А. Капустинским, профессором Б.В. Эпштейном и учетчиком лагеря Г.И. Фолькенштейном. О нацистских зверствах в Аушвице практически сразу было доложено начальнику Политуправления 1-го Украинского фронта. И уже с 1 по 5 февраля в лагерях работала специальная комиссия Политуправления фронта. Согласно ее отчету к этому времени уже была организована помощь по спасению бывших узников – продовольственная и медицинская. Но большинство относительно здоровых (кто мог ходить) самостоятельно ушли из лагеря, в основном, в сторону Кракова. Немощных живых по состоянию на 30 января осталось 3776 человек, из них 200 инфекционных больных.

Первоначально медицинскую помощь бывшим узникам оказывали медики 100-й, 107-й дивизий 106-го стрелкового корпуса и 322-й дивизии 28-го стрелкового корпуса, инфекционного госпиталя 60-й армии № 2197 (начальник – майор Вейтков). Позднее на территории лагеря работал и советский терапевтический госпиталь № 2692 (начальник – майор М.А. Жилинская) и медики Польского Красного Креста. Стоит отметить, что Маргарита Александровна Жилинская была переведена в Освенцим из Ленинграда именно потому, что имела опыт по лечению переживших блокаду жителей.

Уже с начала февраля в лагерях работали эксперты Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний. Это их результаты были представлены на Нюрнбергском процессе.

По материалам статьи Горбунова С.И. Освобождение концентрационного лагеря Аушвиц. Документальное исследование на основании материалов Центрального архива Министерства обороны РФ // Учёные записки. Сборник статей. Вып. 7. (Ч. I). М., 2015. С. 5-15.